Альберто Эчагве

Популярный певец и автор танго.

Альберто Эчагве (Alberto Echagüe — настоящее имя Juan de Dios Osvaldo Rodríguez Bonfanti)  (8 марта 1909 – 22 февраля 1987), был певцом, чья слава, в первую очередь, была связана с работой в оркестрах Хуана Д’Арьенцо  и Анхеля Д’Агостино.

В Буэнос-Айресе большой популярностью пользуются публикации Рикардо Гарсиа Блайа (García Blaya, Ricardo), который был другом сына Альберто Эчагве, Освальдо. Представляем перевод одной из этих публикаций.

Рикардо Гарсия Блайа:   

A-3115807-1379417145-6479.jpeg

Ricardo García Blaya

«Мои отношения с Альберто Эчагве очень особенные, потому что я был очень близким другом его сына Освальдо, который, к сожалению, умер очень молодым. Я не могу быть беспристрастным, потому что я имел счастье слушать его (Эчагвеприм. пер.) с лучшим из свидетелей, который рассказывал мне истории своих реальных впечатлений, впечатлений мальчика, чей отец был артистом. (речь о сыне Эчагве — прим. пер.).

У Освальдо, сына Альберто, была смесь обиды из-за долгих отсутствий отца, непонимания танго-среды и из-за того, что ничего не делалось для него и его образования. Обида была столь большой, что Освальдо решил жить вдали от отца, критически к нему относился и даже стыдился его. Но что-то очень странное и положительное произошло после смерти певца. Попытки отгородиться вдруг превратились в глубокое признание, сын понял и с гордостью оценил своего отца и как человека, и как артиста.

Вместе с ним я узнал о той популярности, которой обладал этот певец в сороковых. Но что было самым важным для меня, так это возможность изучить и оценить по достоинству жемчужины его репертуара, сделав своими любимыми два танго, которые также предпочитал Освальдо: «Indiferencia» и «Este carnaval».

Слушать: танго Indiferencia, оркестр Juan D’Arienzo, вокал Alberto Echagüe, 1938

Это правда, что Эчагве не был технически великим певцом,  если сравнить его с другими превосходными вокалистами, которыми изобиловали сороковые. Но давайте признаем, что, когда скорость Хуана Д’Арьенцо позволяла это делать, чувствительный голос, порой драматический, оказывался способен мудро и понятно рассказать историю, содержащуюся в текстах танго.

Alberto Echagüe04Он был певцом наиболее важным для кассы оркестра, но, кроме того, он был джентльменом, честным человеком, которого слава совершенно не изменила, и, несмотря на недостатки, вызванные его творческой карьерой, ему удалось воспитать семью и быть любимым всеми теми, кто его знал.

Я не могу избежать ассоциаций с Анхелем Варгасом. Я не знаю, кроется ли причина в стиле канженге или провокационных фразировках, или диапазоне, но у них есть что-то общее в дополнение к тому факту, что оба пели в оркестре Анхеля Д’Агостино. Но правда в том, что карьеры одного и другого напрямую характеризуются качеством и репертуаром двух очень разных оркестров, и, что очевидно, Эчагве не в полной мере воспользовался предоставленными возможностями.

…В раннем детстве он начал петь в городе Росарио (главный город в провинции Санта-Фе, в 300 километрах от Буэнос-Айреса) [Альберто Эчагве родился в Росарио – примечание переводчика]. В начале тридцатых годов он переехал в Буэнос-Айрес и дебютировал на радио Stentor под его художественным псевдонимом Альберто Эчагве [настоящим именем певца было Родригес Бонфанти – примечание переводчика].

В 1932 году, он был певцом в оркестре Анхеля Д’Агостино, выступая в кабаре Casanova и в театре Paris. Д’Агостино стал тем, кто познакомил его с Хуаном Д’Ариенцо, последний пригласил его на Радио El Mundo, чтобы послушать его оркестр. Там и зажглась искра одной из самых популярных команд сороковых годов: Д’Ариенцо — Эчагве.

Гутьеррес Мильо в своей книге “El tango у sus interpretes” , в первом томе, говорит, что в тот момент  «когда настало время, и оркестр грянул танго»Madre», Альберто Эчагве показал Д’Ариенцо жестом, что он готов спеть припев. Лидер кивает, отвечая утвердительно, и Эчагве поет. Чуть после художественный руководитель радиостанции подходит и спрашивает, кто пел…  Д’Ариенцо ответил, и руководитель сказал ему: «Это певец для оркестра».

Они играли в кабаре Chantecler, на радио El Mundo и в огромном количестве танцевальных салонов и клубов. Это был фурор, не оставивший им иного выбора, кроме как сделать 27 записей, начиная с «Indiferencia», 4 января 1938 года, красивого танго Хуана Карлоса Торри и Родольфо Бьяджи, и заканчивая этот этап 22 декабря 1939 года с «Trago amargo» (Рафаэля Ириарте и Альфредо Наваррина).

Соблазненный пианистом Хуаном Полито, Эчагве уходит из оркестра и продолжает работать с Полито, выходя на сцену в классическом кафетерии Richmond, помимо танцевальных вечеринок и выступлений в клубах и местных театрах.

DARIENZOFВ отношениях певца с El rey del compás (Королем ритма) были различные этапы, сами отношения продолжались до 1975 года. Второй этап начался в 1944 году и продолжался до 1957 года, он был самым длинным и успешным. Оркестр был как ураган, и певец не уступал ему. Качество записанных танго было различным, а репертуар был нацелен на коммерческий успех, но не на  достижение художественной ценности.

Несмотря на вышесказанное, некоторые произведения являются выдающимися: «Este carnaval» (Луиса и Мигеля Карусо), «Paciencia» (Д’Ариенцо и Франсиско Горриндо) и уникальный вариант «Esta noche me emborracho» (Энрике Сантоса Диссеполо) являются доказательством.

Слушать: танго La Bruja, оркестр Juan D’Arienzo, вокал Alberto Echagüe, 1938

Слушать: танго Paciencia, оркестр Juan D’Arienzo, вокал Alberto Echagüe

Другим певцом оркестра был Армандо Лаборда, который, из-за его стиля и вокальных особенностей, был идеальным дополнением к Эчагве. Настолько, что в 1957 году они оба уходят из оркестра и создают свой собственный под руководством бандонеониста Альберто Ди Пауло. Они записали для лейбла Odeon «Soy Varon» и «Nosotros», а также для Philips «La refinada» (милонга) и «Carloncho».

Три года спустя, в 1960 году он присоединился к оркестру Хуана Санчеса Горио и спел на радио El Mundo, сделав также две записи. Наш певец был уже «посвящен» в ранг солиста, занимался выступлениями на местных танцевальных вечерах и пением на радио и телевидение. В 1968 году он начал третий и последний этап работы с маэстро Д’Ариенцо, совершил путешествие в Японию и имел чрезвычайный успех. Смешно говорить, но оркестр путешествовал без своего лидера, который ужасно боялся перелетов на самолете.

Времена изменились, стал заметен художественный спад, но фанаты все еще любили ритм и голос знаменитого коллектива. Из этого периода я считаю интересными танго «Mala Suerte» (Франсиско Ломуто и Франсиско Горриндо), записанные 11 декабря 1974 года, и «Vamos Topo Todavia», посвященное уругвайскому жокею Вилмару Сангвинетти, последнюю запись коллектива, сделанную 31 января 1975 года, то есть, другими словами, за год до смерти Д’Ариенцо.

Альберто Эчагве был неутомимым путешественником; он объездил всю Америку и Соединенные Штаты, в которых бывал пять раз. Он является автором танго «Gladiolo», «Tus cartas cómo tardan» и «La tango», все с музыкой Карлоса Ласарри; «Alias Orquídea» с телевизионным продюсером Альфредо Гаго и «Porque tu me lo pides», с Энрике Алессио.

Эти строки были написаны с нежностью и чувством самых красивых воспоминаний, и они должны стать посмертной данью уважения к отцу моего дорогого друга Освальдо Родригеса, которому я никогда не прощу его ухода».

На видео: фрагмент субботнего шоу на Телеканале 4 (Монтевидео), с участием оркестра Хуана Д’Арьенцо и вокалиста Альберто Эчагве, 1964. 

 

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s