Хуан Д’Арьенцо

6

Хуан  Д’Арьенцо, скрипач, «король ритма», композитор. 

14 декабря 1900 года в Буэнос-Аресе в семье итальянских иммигрантов Амалии Амендолы и Альберто Д’Арьенцо родился сын, которому дали имя Хуан. В своей семье он был первенцем, позже родились брат Эрнани и сестра Жозефина. По иронии судьбы Хуан до самого момента своей славы имел серьезные разногласия со своим отцом, который отказывался принимать увлечение сына музыкой и видел в нем будущего юриста и своего преемника на месте главы компании, являвшейся крупным сельхоз производителем. Однако Хуан слишком любил музыку, хотя позже шутил, что из-за своего увлечения кое-что потерял в своей жизни. Его отцу же можно только посочувствовать, ведь двое других детей были тоже музыкально одарены: Эрнани играл на ударных и пианино, а Жозефина играла на пианино и пела.

dagostinodarienzobianchi

Ases de tango: Д’Арьенцо, Д’Агостино и Бьянчи

Мать наоборот поощряла музыкальные увлечения детей и послала их учиться в Mascagni Conservatory, там Хуан учился с 8 лет. Позже он ходил также в Altiban-Piazzini Conservatory. В обычной школе у Д’Арьенцо тоже не было никаких проблем, позже он даже поработал на своего отца и был хорошим продавцом. Этот опыт помог ему в дальнейшем разбираться в бизнесе.

Когда Д’Арьенцо был еще подростком, жизнь свела его с прекрасным пианистом, тоже подростком на тот момент, звали которого Анхель Доминго Д’Агостино. Спустя некоторое время друзья начали репетировать вместе, и вскоре получили заказ на игру в зоопарке по воскресеньям. Играли втроем – к ним присоединился еще один знакомый, Карлос Бьянчи, игравший на флейте. Сам Д’Арьенцо играл на скрипе, в то время как Д‘Агостино занял место за фортепьяно. Друзья без лишней скромности назвались «Ases del tango» («Тузы танго») и по договоренности должны были получать 4 песо за каждое выступление. Дебют состоялся, вот только им так никто и не заплатил. Раздосадованные ребята после этого устроили поджог, но, к счастью, огонь был быстро потушен.

В 1917 Д’Арьенцо знакомится с Карлосом Посадасом, выдающимся композитором, который становится наставником Хуана. При нем Д’Арьенцо устраивается в оркестр театра «Avenida», но через год Посадос умирает в возрасте 33 лет.

1907teatronacionalba

Театр Nacional 1907 год.

Первое значительное выступление, про которое Д’Арьенцо потом говорил, что помнит его довольно смутно, имело место в 1919 году. 25 июня театральная труппа Арата-Симари-Франко в театре Nacional представляла премьеру комической пьесы Альберто Новиона «El cabaret Montmartre». Д’Арьенцо в интервью  1949 года сказал, что он играл на этой премьере: «Мы, Д’Агостино и я на скрипке, приняли участие в премьере сонеты Альберто Новиона «El cabaret Mantmartre /…/. По сценарию появлялся небольшой танго оркестр во главе с нами, нам аккомпанировали Лос Ундариас, и под нашу музыку танцевали знаменитые Эль Морочо Португеза, звезды танго канженге».

Доктор Луис Адольфо Сьерра установил, однако, что на премьере этого спектакля играл другой оркестр — коллектив Роберто Фирпо. Когда он (Фирпо за фортепиано, Каэтано Пульизи на скрипке, Педро Маффиа и Хуан Баутиста Деамброджио на бандонеонах и Алехандро Микетти на ударных) решил с 1 сентября больше не участвовать в постановке, он был заменен на Д’Арьенцо — Д’Агостино.

darienzoyoung

Хуан Д’Арьенцо

Однако Д’Арьенцо в то время не останавливался исключительно на танго. Он играл на скрипке в джаз-бэнде Фредриксона, аккомпанировал немым фильмам. Однако начиная с 1919 года Д’Арьенцо продолжал быть связанным с театром. Всегда с Д’Агостино за фортепиано, он аккомпанировал певице Эвите Франко, которая была его ровесницей и великолепно исполняла такие композиции, как «Loca», «Entra Nomas» или «Pobre milonga». Окончательно вернулся в танго он лишь в 1926 году, начав играть на скрипке в оркестре Tipica Paramount, где он, по собственному утверждению, отточил стиль, который позже стал его визитной карточкой – подчеркивание партии пианино и четвертой скрипки. Кстати говоря, на Paramount он работал с Гарделем, который тоже записывался для этой компании.  Непосредственно вместе они не записывались, однако Гардель, по утверждению Д’Арьенцо, стал «в некотором смысле» его фанатом. «Хотя он и не пел под мое сопровождение, он всегда приходил в кабаре, где я играл. Я уже 42 года играю в кабаре! Запишите, если желаете: Abdullah, Palais de Glace, Florida, Bambu, Marabu, Empire, Chantecler, Armenonville. И все это за 42 года. Вы не представляете, сколько людей, ведущих ночной образ жизни, я знаю!», — вспоминал потом Д’Арьенцо.

Свой собственный оркестр он собрал уже в 1928 году. Д’Арьенцо в этом смысле повезло с родственными связями. Его дядя Альфредо Амендола владел звукозаписывающей компанией Electra и предложил Д’Арьенцо начать делать записи на его предприятии. Было решено попробовать собрать оркестр, начав сразу с записей, чтобы это дало разгон проекту.  И идея сработала.

darienzoviscaorq

Оркестр Д’Арьенцо-Виска

За период 1928-1929 годов в состав оркестра входили: пианисты Висенте Горресе, Анхель Д’Агостино, Николас Ваккаро, Луис Виска, Хуан Карлос Ховард и Альфонсо Лакуэва;  скрипачи Альфредо Маццео и Луис Куэрво; бандонеонисты  Сириако Ортиз, Николас Примиани, Флорентино Оттавиано, Ансельмо Айета и Эрнесто Бианчи, и Хуан Пульизи на басу. Голосами оркестра были певцы Карлос Данте, Франциско Фиорентино и певица Ракель Нотар.

За тот период было записано 44 композиции, а также оркестр играл в кинотеатре Hindu. Позже коллектив трансформировался и стал сначала оркестром Д’Арьенцо-Виска, а затем оркестром Д’Арьенцо-Полито, однако записей ему сделать так и не удалось. Чуть после этого момента Д’Арьенцо заключает договор с кабаре Chantecler, сотрудничество продлилось почти 4 года, и именно в этот период Д’Арьенцо стал по настоящему знаменит.

Слушать: Juan D’Arienzo Orqusta, la voz Raquel Notar, tango «Cumparsita», 1928

darienzo_biagi_orq

С 1934 по 1939 год через оркестр прошли следующие музыканты: пианисты Лидио Фасоли, Родольфо Бьяджи; бандонеонисты Доминго Моро, Хуан осе Висиглио, Фаустино Табоада, Харольдо Ферреро и Хосе Делла Рока; скрипачи Альфредо Маццео, Доминго Манкусо, Франциско Мансини и Леон Сибайко; на басу играли Родольфо Дуклос и изредка Педро Караччиоло. Певцами были Уолтер Кабраль, Энрике Карбель и Альберто Эчагве. Голос последнего звучит в большинстве самых популярных и знаменитых записей оркестра.

juandarienzo_lapunalada1935 является ключевым годом в карьере Д’Арьенцо. Его звезда взошла, когда в его оркестр вместо Лидио Фасоли был включен Родольфо Бьяджи, пианист, который играл в оркестре Хуана «Пачо» Маглио, и который в свое время аккомпанировал самому Гарделю во время некоторых записей.
Однажды композитор Пинтин Кастелланос принес Д’Арьенцо мелодию «La Puñalada«, или «Удар Кинжалом». Бьяджи предложил играть композицию не в ритме 4/8, а 2/4. Д’Арьенцо поначалу не соглашался, он не хотел менять стиль или ритм. Но на следующую ночь лидер опаздывает к началу выступления оркестра. Коллектив решает попробовать сыграть-таки мелодию в новом ритме, в результате мелодия мгновенно становится хитом, публика танцевала с таким упоением, что, когда толпа, крича и аплодируя, просила Д’Арьенцо продолжать играть в новом стиле, оркестру пришлось играть всю ночь на пролет.

Слушать: Juan D’Arienzo Orquesta,  milonga «La Puñalada», 1937

Начав с «La Puñalada» (мгновенно набравшей невероятную популярность) оркестр в дальнейшем «вернулся» к использованию ритма 2/4 (ритму мелодий Старой Гвардии, от которого отказались ближе к началу тридцатых) и в аранжировках других мелодий танго. 2/4 был более быстрым, свежим и резким ритмом.

Когда Бьяджи 22 июня 1938 года, записав с оркестром “Champagne tango”, покинул коллектив, чтобы организовать свой собственный оркестр, его сменил Полито, первой записью которого стало танго “El internado”. Ну а Д’Арьенцо тогда уже не использовал иной ритм, кроме как 2/4. Этот ритм смог привнести свежесть, юношество и вдохнуть жизнь в танго. Оркестр Д’Арьенцо вернул танго танцующим, и теперь танго снова представлял интерес для молодежи.

elreydelcompasНа волне того первого успеха, в 1937 году, у него появилось прозвище El rey del compas, «король ритма». Д’Арьенцо утверждал, что возникло оно в кабаре Florida. При этом сам Д’Арьенцо играл тогда в кабаре Chantecler, а во Florida играл Фреседо, однако заведения принадлежали одним и тем же владельцам. Однажды его попросили заменить Фреседо во Florida, и перед выступлением конферансье пришла в голову мысль, объявляя Д’Арьенцо, назвать его королем ритма. Сам Д’Арьенцо позже говорил, что молодежь любит его и его танго потому, что они ритмичны, изменчивы и быстры. Как и жизнь молодых. «Исполни им мелодичное танго или танго без ритма — им не понравится. Происходит следующее. Сейчас у нас есть много хороших музыкантов и оркестров, считающих, что они играют танго. Но это не так.… Они уверены, что сделают новый популярный стиль. Возможно, им повезет, однако я считаю, что где нет ритма, нет и танго. И если я не прав, то не прав на протяжении более 50 лет».
Когда Д’Арьенцо достиг успеха с новым ритмом, он продолжал поражать музыкой танцоров в Chantecler и блистать в эфире радиостанции El Mundo на всю страну.  За этот период оркестром было сделано 116 записей, в том числе большинство лучших, которые сегодня моментально узнаются любителями танго. “Hotel Victoria” и “9 de Julio” (1935), “El irresistible” и “Don Juan” (1936), «Paciencia» (1937), “Pensalo bien” и “Nada mas” (1938, обе с голосом Альберто Эчагве), “Derecho Viejo” и  “El vino triste” (1939, последняя с голосом Эчагве).

***

Слушать: Juan D’Arienzo Orquesta,  Enrique Carbel, tango «Paciencia», 1937

Слушать: Juan D’Arienzo Orquesta,  Alberto Echague, tango «Pensalo bién», 1938

darienzojunta

С лева на право: Эктор Варела, Хуан Д’Арьенцо, Армандо Лаборде, Альберто Эчагве. Фульвио Саламанка за пианино.

В конце 1939 года практически все музыканты ушли из оркестра, и команду пришлось собирать фактически с нуля. В 1940 году к Д’Арьенцо присоединились Фульвио Саламанка (пианино), Эктор Варела (бандонеон) и Каэтано Пульизи (скрипка). Саламанка играл в оркестре до 1957 года, когда создал свой собственный оркестр. Также в состав оркестра в течение 1940-ых входили Альберто Сан Мигель, Хорхе Сериотти, Анхель Рамос и Хосе Антонио Ди Пилато (бандонеоны), Олиндо Синибади (контрабас), Родольфо Вело и Альберто Лага (пианисты, подменявшие Саламанку, если тот отсутствовал). В качестве певцов в оркестре участвовали: Альберто Рейналь, Карлос Касарес, Эктор Мауре, Хуан Карлос Ламас (1940-1943), Армандо Лаборде и, конечно же, Альберто Эчагве (1944-1949).

Единожды найдя свой стиль, Д’Арьенцо уже никогда от него не отступал. В 1949 году он заявил: «С моей точки зрения, танго, прежде всего, ритм, нерв, сила и характер. Раннее танго, танго Старой Гвардии, из прежних времен, несло в себе это, и мы должны стараться никогда это не потерять. Потому что мы забыли, что, аргентинское танго вошло в кризис несколько лет назад. Оставляя в стороне скромность, я сделал все, чтобы удалось его возродить. На мой взгляд, большая часть вины в деградации танго лежит на певцах. Был момент, когда танго оркестр был ничем иным, как только лишь фоном для певца. darienzoorqМузыканты, в том числе лидер, были не более чем концертмейстерами какой-то популярной звезды. Для меня это невозможно. Танго – это и музыка, как уже было сказано. Я хотел бы добавить, что, оно является музыкой по своей сущности. Вследствие этого, оркестр, который играет его, не может быть отодвинут на задний план, чтобы высветить только певца. Наоборот, оно существует для оркестров, а не для певцов.

Человеческий голос не является и не должен являться ничем иным, нежели еще одним инструментом в оркестре. Жертвовать всем ради певца, звезды, является ошибкой. Я отреагировал на эту ошибку, которая вызвала кризис танго, поместил оркестр на передний план, а певца на его место. Кроме того, я пытался спасти в танго его мужскую силу, которую оно теряло из-за неблагоприятных обстоятельств. Таким образом, в моей интерпретации я внес и впечатал в танго ритм, нерв, силу и характер, которые отличали его в музыкальном мире, и которые оно теряло по указанным выше причинам. К счастью, этот кризис носит временный характер, и сегодня танго воссоздано, наше танго, с жизненной силой своих лучших времен. Мой главный повод для гордости – то, что я способствовал этому ренессансу нашей любимой музыки».

Отдельное значение маэстро придавал пианино. Уже позже, в 1975 году, он говорил: «Основой моего оркестра является пианино. Я считаю его незаменимым. Когда мой пианист Полито болен, его заменяет Хорхе Драгоне. Если что-то случится с последним, я в сложнейшей ситуации. Тогда четвертая скрипка появляется в качестве важнейшего элемента. Она должна звучать как альт или виолончель. Я комплектую свою команду из фортепиано, контрабаса, пяти скрипок, пяти бандонеонов и трех певцов. Никогда меньше. Я даже использовал для некоторых записей до десяти скрипок».

darienzoechague

Эчагве и Д’Арьенцо.

В 50-ых и далее основными лицами в оркестре были следующие: Энрике Алессио, Альберто Сан Мигель, Карлос Лазарри и Фелипе Рикьярди (бандонеоны), Каэтано Пульизи, Блас Пенсато, Джейми Феррер и Клементе Арнаис (скрипки), Фульвио Саламанка (пианино), Викторио Вирджилито (контрабас); певцами были Роберто Лемос и Альберто Эчагве. Позже также Армандо Лаборде, Марио Бустос, Хорхе Вальдес и Орасио Палма. Были записаны в том числе “Bien pulenta” (1950), “El nene del abasto” (1951, голос Эчагве), “Rememberanza” (1964, Вальдес) и “Este es el rey” (1971).

Слушать: Juan D’Arienzo Orquesta,  EAlberto Echague, tango «Bien pulenta», 1950

Слушать: Juan D’Arienzo Orquesta,  tango «Este es el rey», 1971

***

Несмотря на то, что его слава давным давно перешагнула экватор и оба океана, его зарубежные гастроли проходили только в Уругвае из-за того, что Д’Арьенцо боялся перелетов. Его страх начался после катастрофы, в которой погиб Карлос Гардель. «Однажды Карлитос сказал мне: «Слушай, Хуанито, думаю, я погибну в самолете». Я ответил ему: «Прекрати этот бред, не неси чушь». Но это не был бред. Он предвидел это». После этой истории Д’Арьенцо никогда не поднимался на борт самолета.

Если бы не эта фобия, Д’Арьенцо мог бы оказаться даже в Японии. Сам император Хирохито, будучи большим любителем танго, приглашал его на гастроли. Д’Арьенцо особенно оценил тот факт, что император пригласил его лично, а не через импресарио. «Хирохито прислал мне незаполненный чек, чтобы я мог вписать туда сумму, достаточную, по моему мнению, для того, чтобы я приехал в Токио. Я ответил ему, что проблема не в деньгах, а в самолетах. Он отправил мне сообщение, что я могу приплыть на корабле, но это займет 40 дней. Но что мне делать, наблюдая 40 дней только небо и океан? Император настаивал: «Я пошлю за вами подводную лодку, и она прибудет через 25 дней».  Но я, даже если бы был сумасшедшим, не согласился бы, потому что если бы японцы решили бы ввязаться в войну, я оказался бы в ловушке под водой. Поэтому я не поехал. Мне кажется, мне понравилось бы это путешествие. Эта история произошла около 1957-1958 годов».

Через его оркестр прошло великое множество музыкантов. В 1934 году даже Ди Сарли  в течение месяца играл у него на пианино, заменяя Виска во время выступлений в Chantecler. Лица менялись, но оркестр просуществовал многие годы, не меняя стиля игры. Д’Арьенцо говорил об этом следующее: «Мой оркестр всегда был жестким, с качающим, довольно нервным и вибрирующим ритмом. Так было потому, что танго в моем понимании должно иметь ритм, влиять на слушателя и иметь нюансы. А оркестр в первую очередь должен иметь собственную жизнь. Вот почему мой просуществовал более 50 лет».

oldcorrientes

Улица Корьентес, 1937 год.

Однако мир вокруг постоянно менялся, менялось общество и его спрос на музыку. Ближе к концу жизни Д’Арьенцо с ностальгией вспоминал старые времена: «Сегодняшняя жизнь – совершенно другая история. Все поменялось. Даже сравнивать нечего. Ночная жизнь для меня исчезла. Мы в 4 утра только начинали жить. А теперь в час, когда люди выходят из кинотеатров, на улице не остается ни души. Это ужасно, но это правда. Когда улица Корьентес еще была узкой, мы выходили погулять в пять утра, и весь мир был на улице. Театры, кафе, рестораны, кабаре, все было открыто и полно людей. Можно было идти и на каждом шагу здороваться. Я скучаю по всему этому».

В 1974 году Д’Арьенцо собирает последний состав своего оркестра. Эрнесто Франко, Луис Маджиоло, Карлос Лазарри, Фелипе Рикьярди и Карлос Ньеси играли на бандонеонах, Бернардо Вебер, Маурисио Мисе, Мило Дойман, Доминго Манкусо, Блас Пенсато, Аквилес Роджеро, Освальдо Родригес, Фернандо Суарез Пас и Эдуардо Фернандес составляли мощнейшую линию скрипок, Хуан Полито занимал место у фортепьяно, а контрабас находился в руках Энрике Гуерры.

На видео: Juan D’Arienzo Orquesta,  tango «Loca», 1962

***

darienzofunЗрители в конце карьеры Д’Арьенцо смотрели на то, как эксцентрично тот дирижирует оркестром, подходя к музыкантам и заставляя их играть выразительнее. На него смотрели с любовью, в его дирежировании чувствовали ностальгию и что-то дерзкое. Д’Арьенцо в какой-то момент даже перестал использовать дирижерскую палочку, сказав, что она мешает ему быть достаточно выразительным, и что он дирижирует так, как чувствует музыку, его чувства передаются оркестру, а оркестр передает их слушателям. «Когда я на сцене, я всегда делаю из этого шоу. И я не делаю это потому, что я веселый парень. Я делаю это потому, что я так чувствую. Это то, какой я есть в этот момент«. При этом Д’Арьенцо в жизни на сцене был не столь экспрессивным, можно сказать, обычным человеком, который «любил пить кофе и смотреть на восход».

Маэстро ушел из жизни в 1976 году и был похоронен на кладбище Чакарита в Буэнос-Айресе. А ритм его мелодий до сих пор руководит шагами танцующих по всему миру.

«Andate por dios»,  Juan d’Arienzo, танцуют Carlitos Espinoza y Noelia Hurtado, 2015 

  1. Уведомление: Эктор Варела | #TANGOMOCKBA

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s